Женщина (рисунок)

Новым друзьям

Вынуждена написать это сообщение. В последнее время меня постоянно добавляют в друзья странные люди, скорее всего, через консоль. Такой "дружбы" я, конечно, не хочу и за числом взаимных друзей не гонюсь. Поэтому, пожалуйста, новые друзья, если хотите, чтобы я ответила вам взаимностью, отмечайтесь в комментариях к этому сообщению. Все новые комментарии скрываются.

Несколько правил этого ЖЖ - просто для облегчения общения.
Collapse )
Литература! тебя не шокирует жизнь?

(no subject)

Я девчиш-плохиш. Девчушка-плохушка.

Выбираю черешню.

Продавец:
— Вы откуда?
— Из России.
— Из России или Украины?
— Из России.
— Путин? — еще раз уточняет продавец.
— Путин, Путин, — киваю я.

Услышав это, продавец хватает горсть черешни и дает мне.

И я не отказываюсь. Я ее ем. Бесплатно.

Несмотря на мое отношение к Путину :)
Котенок

Африканские страсти по-кошачьи

В первый день мой кот Бали крепко получил от местного рыжика — пришлось спасать.

Ночью мы выдержали осаду: рыжий кот ломился в окно, чтобы продолжить начатое. На этот раз Бали показал себя молодцом и дал понять, кто в доме хозяин.

А сегодня выяснилось, что рыжий кот на самом деле — кошка. Любовь зла: всю ночь она умоляла Бали стать отцом ее детей.

Эх, четырехлапая марокканская красавица! Тебе нужен султан, а у меня всего лишь евнух!
Литература! тебя не шокирует жизнь?

Я в Марокко!

Уже неделю в Марокко — с надеждой остаться тут навсегда.

Стюарды

Девушки! Не летайте самолетами Аэрофлота! Летайте марокканскими! Потому что тут почти нет стюардесс — одни стюарды. А выбирают их, думаю, как и стюардесс: по внешнему виду.

Ну да. Оччень симпатичные мальчики.

Мы с Ириной, моей сопровождающей, дополняем друг друга: я немного знаю арабский и французский, хорошо — английский, на котором тут не говорят; она же в совершенстве освоила язык жестов.
И вот я пытаюсь подремать в самолете (за сутки не удалось поспать и пары часов), Ирина хочет устроить меня поудобнее: опустить спинку. У нас это не получается, поэтому вызываем стюарда. Тот стоит, вопросительно смотрит на меня. Я смотрю на него — и все. Не то что на арабском — даже на русском уже не в состоянии сказать, что же мне нужно. Тут включается Ирина и показывает жестами. Стюард улыбается, опускает спинку, хватает меня за плечо, укладывает, откуда-то достает подушку, подсовывает мне под голову и, уверенный, что я никаких языков не знаю, смотрит на меня с вопросительной улыбкой и поднимает большие пальцы вверх.

Симпатичный. И после того, как он уложил меня, я даже мерсикнуть не смогла — спасибкнула и улыбнулась.

Collapse )
Литература! тебя не шокирует жизнь?

В Москву!

Возможно, в воскресенье буду в Москве, потому что очень хороший человек предложил покатать меня на машине (УРРРА!!!)
Отсюда вопросы:
1. Что посетить-посмотреть (вкусы мои знаете: чем старее, тем лучше, искусство и все такое :) + чтобы на коляске можно было проехать)?
2. Кто хочет встретиться? :)
Литература! тебя не шокирует жизнь?

ЖЖ ужже не тот

Ого, как изменился ЖЖ!

И что, теперь тут больше нет места лытдыбру? :)

Остались тут ЖЖивые и нерекламные? :)

А то ведь мне вернуться захотелось.
Литература! тебя не шокирует жизнь?

Синие занавески

Понять людей, которые мечтают провести всю жизнь в путешествиях, могу только умозрительно. Но прочувствовать — нет. Для меня счастье — прорасти корнями в той земле, которую любишь, и никогда ее не покидать. Путешествия нужны только для того, чтобы обрести эту землю.

Я часто уплываю в мечту — вот, я нашла свою почву и свила гнездышко. Выбираю обои, и мебель, и мелочевку — и счастлива этим.

Когда меня охватывает эта мечта, перед внутренним взором возникает одна и та же картина: я листаю каталог и покупаю синие шторы. Ни одна другая деталь обстановки мне не показывается — только окно, ярко освещенное солнцем, и синие занавески, которые я выбрала и которыми горжусь.

Не дают мне покоя эти синие занавески. Промелькнула мысль — а не купить ли мне их сюда, в теперешнюю квартиру? Но быстро от нее отказалась: это все равно что проводить богослужение в туалете.

Не знаю, откуда ко мне пришли синие занавески. Когда я обрету свое гнездышко, я водружу их, как флаг над Рейхстагом, — они станут символом победы, символом того, что теперь это место — мое.

Когда-нибудь это обязательно произойдет.